Горячая линия - помощь наркозависимым

log

Исповедь жены

Автор  неизвестен

В детстве я читала очень много книг о войне. Будучи очень восприимчивым ребенком, часто представляла, как бы я повела себя в той или иной ситуации. Пробовала вообразить, какие бы чувства испытывала, если бы фашисты закрыли меня в горящем сарае, и порою казалось, что от всего этого ужаса кровь стыла в жилах. Особенно страшным мне виделось то, что фашисты выводили людей на минное поле. Несчастные, с какими муками и страданиями ступали они на эту заминированную территорию, зная, что в любую минуту могут подорваться на мине.

Никогда бы не подумала, что в своей жизни придется испытывать что-то похожее, живя с пьющим мужем. Описать все муки и душевную боль, которую ощущаешь и переживаешь, просто невозможно, но я постараюсь хотя бы приблизительно рассказать об этом.

Первое, что хочу отметить, это постоянный страх. Боишься всего - каким он придет сегодня с работы, насколько будет агрессивным, подсознательно готовишься ко всем гадостям, которые будут сказаны. Боишься за детей, как бы не попали под горячую руку, отчего целый вечер заставляешь их разговаривать шепотом (если уж пьяный муж уснул на диванчике). Боишься, что немного проспавшись, среди ночи начнет всех «строить», и от этого нет сна, а утром дрожь по всему телу и нервы напряжены до предела. Страх за то, что не проспится до утра, пойдет в запой, потеряет работу. И опять угнетающее состояние целый день, все мысли вокруг него.

Да, жизнь пьющего человека - это настоящий ад, но он ее выбирает сам. А вот бедная семья, как бы ни хотела избавиться от этого земного ада, терпит и страдает, мучается и изнывает. Самое страшное, что и сам начинаешь деградировать как личность. От постоянных стрессов и полнейшего перенапряжения становишься злым и агрессивным. Очень часто мне приходилось срываться на детях. А потом уходила в другую комнату, потому что комок подступал к горлу, ведь понимала, что неправильно поступаю, делаю им больно, и в этом ничем не отличаюсь от своего мужа. А как пережить эту постоянную подавленность, депрессивность и даже какую-то забитость? А еще жуткое осознание собственной беспомощности: как бы я ни хотела, как бы я ни старалась, ничего изменить не в силах.

Хотелось бы еще сказать и о том чувстве стыда, которое испытывала перед родными, перед соседями, перед коллегами, когда он заходил ко мне на работу в нетрезвом состоянии и начинал говорить какие-то глупости. Сколько раз приходилось выслушивать: «А вот твой вчера…» Дальше шло перечисление всех грехов, да еще очень красочно расписанное, для более яркого восприятия. О какой-то ответственности вообще говорить не приходится. Всегда все приходилось делать самой: и детей из садика забирать, и когда в школу пошли, уроки с ними делать, и постоянно везде их с собой водить, ведь дома папка пьяный мог их обидеть.

В те нечастые дни, когда муж был трезвым, пыталась вызвать его на откровенный разговор, донести до него, сколько боли и горя он нам приносит. Но он говорил, что не может этого быть, что все мною придумано для того, чтобы досадить ему. Сам винил всех во всем, мол, никто его не понимает. И начальство неправильное, и жена нытик, только жизни учит и надоедает, и родственники опостылели. Все плохие, кроме него. Но иногда наступали минуты прозрения, он начинал понимать, что поступает, мягко сказать, нехорошо. В такие минуты говорил: «Если бы ты только заглянула в мою душу, ты бы испугалась, насколько там темно, и как мне от этого плохо, может, я и стараюсь вином заглушить эту боль, если бы только кто-то смог меня понять и помочь мне». Будучи еще неверующей, я ему отвечала: «А кто бы заглянул в мою душу и увидел, как мне плохо, как я устала от такой жизни!»

 Но слава Богу! Нашелся Тот, Кто заглянул в мою душу и увидел мое изнеможение. В сердце я всегда, с самых малых лет, верила, что есть Бог, что Он помогает. Но я никогда не понимала заученных молитв и даже не могла представить, что к Богу можно обращаться в простоте сердца, излагая Ему все свои проблемы. Когда я это поняла, стала ходить в церковь, изучать Библию. Бог стал постепенно менять мое мышление, появилась уверенность в себе, исчез этот дикий, сковывающий страх, я стала гораздо спокойнее, и уже в тяжелые минуты научилась со всеми своими проблемами бежать к Богу. «А как же муж?» - спросите вы. Муж по-прежнему еще выпивает, но теперь с гораздо большими перерывами, может долгое время не пить, а потом срывается, старается что-то делать и держаться своими силами. Но уже серьезно задумывается о том, что пьянство очень мешает ему жить. Пытается иногда ходить в церковь, желает освобождения от этого зла. И я верю, нимало не сомневаясь, что победа будет за Господом. Может, мне бы и хотелось ускорить этот процесс выздоровления, но все сроки у Бога. А Божьи мельницы вертятся, может, и медленно (как кажется нам), но уверенно!

Другие материалы в этой категории: « Имея очи Исповедь матерей »

Оставить комментарий





Последние статьи