Горячая линия - помощь наркозависимым

log

Сергей Щербицкий

Автор  Сергей Щербицкий

Рассматривая тему алкоголизма, наркомании и того зла, которое они в себе несут, сложно не согласиться с тем, что страдают не только зависимые люди, но в гораздо большей степени страдают их близкие. Ведь если у наркомана есть способ затуманить сознание, изменить реальность вокруг себя, то у матерей, отцов, жен, реже мужей, детей такой возможности нет. Вот и приходится им нести это бремя любви, а чаще уже бремя привычки, или просто нет возможности «разъехаться» и приходится жить вместе. Не знаю, каким надо быть высоко духовным человеком, чтобы любить своего мужа или сына, который от наркотиков и алкоголя уже «дошел до ручки» и стоит на краю могилы, но в то же время успел «проколоть» не только мамино золото, но даже холодильник. Пример не выдумал, взял из собственной жизни. Хочу обратить внимание тех, кто находится в проблеме, что «прокалывание» или «пропивание» холодильника – это  самая противная штука. Можно легко обойтись без телевизора, кровати, стиральной машины (мать или жена постирают вручную, а если нет таковых, то и в засаленных джинсах и грязной рубашке можно ходить). Также можно обойтись без электрочайника, без микроволновки, пылесоса, магнитофона и других благ цивилизации. Продав их за определенную сумму, есть возможность почувствовать себя нормально на некоторое время. Но вот холодильник – это  тот продукт научно-технического прогресса, без которого будет сиро и убого существование любого человека. Оказывается, большинство из того, чем мы питаемся, весьма быстро портится, особенно пельмени – одно  из главных блюд, которое было на моем столе во времена наркотической юности, и то только тогда, когда в кармане водились деньги. А деньги водились не часто. Почему столько уделяю внимания этому? Потому что это определенный нравственный показатель уровня падения. Можете представить себе, до чего я дошел и от чего, в конечном итоге, получил исцеление.

Но дело даже не во мне, а в моих родителях. Каково им было жить рядом со мною и видеть римейк пьесы «На дне» воочию? В общем-то, я и тогда подозревал, что приятного в этом мало, но позже, когда появились собственные дети, стал понимать все гораздо глубже. Прозрение пришло, но изменить прошлое, к сожалению, не в силах даже мои молитвы. И сейчас просто не могу понять, как такое смогли выдержать мои родители. Пытаясь поставить сейчас себя на их место, я понимаю, что у меня не хватило бы сил перенести такое, оказаться по другую сторону этих баррикад. А перенести им пришлось многое: бесконечные скандалы, пропажу денег и вещей, которые родители приобретали всю жизнь. Потом пошли в ход не то что ценные, а просто любые вещи, представлявшие собой хоть какую-то ценность. Все уходило за копейки, очень редко за половину реальной стоимости. До сих пор не совсем понимаю, как все это переносили родители и не отказались от меня? Они же, наоборот, терпели, помогали в тех ситуациях, когда и помогать-то не имело смысла. В наркоманах и алкоголиках живет, конечно, и доброе, но оно легко приносится в жертву наркотикам или спиртному. В те редкие моменты, когда наступает просветление, мучительно больно от всей той «блевотины», которую творишь в своей жизни.

Когда я вспоминаю о законе сеяния и жатвы, то начинаю понимать, что эти пороки, если не целиком, то во многом – последствия  неправильного воспитания и, конечно же, среды, окружающей человека. Таким образом, на родителей ложится огромная ответственность. Наркотики – это зло, и я бы сказал, зло абсолютное, не такое, как показывают иной раз в фильмах, где оно выглядит благородным, что-то сродни одной из ипостасей добра. А настоящее зло лживо, тайно, цинично, оно подменяет понятия и изменяет суть вещей. Оно совершенно по-разному губит жизнь людей зависимых и созависимых. И поставить себя на место родителей мне не просто даже сейчас, спустя 5 лет после окончания наркотических похождений. Когда употреблял наркотики, наличие у меня детей казалось чем-то таким же невозможным, как полет в космос. Вероятно, кто-то скажет, что детей наделать – не  трудная задача даже для алкоголика или наркомана. Может быть, но не для меня. Я завидовал родителям, гуляющим с детьми, мне почему-то эти дети казались чем-то невозможным. И вот сейчас, когда есть свои, иногда кажется, что это происходит не со мной, я все еще не привык к этой реальности, и сейчас для меня это все еще чудо. Хотя встречал и таких наркоманов, у которых были дети. Однажды даже пришлось употреблять наркотики вместе с наркоманкой, которая была где-то на шестом месяце беременности, причем она была «в серьезной системе», то есть этот ребенок должен родиться уже готовым наркоманом. Мне даже хотелось тогда избить ее, кричать: «Что же ты делаешь?» Что дальше было с этой мамашей, я не знаю, никогда ее больше не видел. Такая вот жизнь. На наркотики своих денег не хватало, и мне пришлось их добывать другими путями: кражами, мошенничеством, обманом. Так живут многие, кто употребляет наркотики. Я бы условно разделил наркоманов на две категории: это избалованные дети и хищники. Конечно, все наркоманы в каком-то роде хищники, но одни хотя бы в отношении к близким и друзьям «мягкие и пушистые». А вот другая категория – это  реальные хищники, которые наркотики не покупали, а душили торговцев этим безумием, силой или хитростью добивались своего, подчиняли себе других наркоманов, которые слабее физически или духовно, грабили обывателей и творили многое другое. Сам я настоящим хищником не был, но успел обидеть многих. Одно время, как на работу, ходил в магазин, чтобы украсть что-нибудь, и денег с этой «работы» все равно не хватало, поскольку требующаяся доза росла. И чем дольше это продолжалось, тем меньше было в поступках здравого смысла. В конце концов я оказался в тюрьме, первый раз на месяц, следующий раз отсидел год. И хоть с точки зрения тех, у кого были серьезные сроки, это не много, для меня этот год тянулся ужасно долго.

Но отвлечемся от моих похождений. Родители и там меня не бросили и помогали, чем могли, хоть сами тогда находились в сложном финансовом положении. Надо отметить, что на меня зона повлияла не благотворно, но некоторую трезвость моим мыслям все же придала. Возникло желание круто изменить свою жизнь, но не было во мне еще твердости духа.

Все изменилось, когда в нашей семье случилась трагедия. Отца сбила машина, он умер. Произошедшее было так нелепо, на небольшой скорости его чуть-чуть зацепил автомобиль. Я не буду описывать отношений с отцом, но одно скажу, что испытывал очень сильное чувство вины, если не за смерть отца, то за его мучительную жизнь последние годы. А отец действительно очень мучился из-за моей наркомании, даже больше, чем мать, хотя, может, у него это страдание было внешне менее явным. И если кого-то во всей этой истории мне по-настоящему жаль, то это его. И если тогда я его не понимал, он меня раздражал, то сейчас я его по-настоящему люблю. После смерти отца у меня словно полностью отказали внутренние «тормоза». Мы остались вдвоем с матерью, и если при жизни отец мог и зачастую защищал ее от моего безумия, то сейчас ей пришлось справляться самой. Следующие полтора года она работала только на мои наркотики, все, что она зарабатывала, я вытягивал у нее хитростью, манипулировал ее чувствами, а иногда попросту забирал. Я начал варить мак дома, иногда даже при матери. И за эти полтора года достиг самого дна морального разложения. Лиши меня в тот момент крова – и  я был бы настоящим бомжом.

Я поехал в реабилитационный центр, чтобы сделать последнюю попытку изменить свою судьбу, поскольку в глубине души мне всегда хотелось нормальной жизни и простого человеческого счастья. Честно сказать, я не верил, что из этого что-нибудь получится, но я ошибался.

Я всегда был скептиком, но Бог решил иначе.

Сейчас у меня есть собственная семья. Мама поправилась, стала гораздо полнее, чем во времена моей наркомании, тогда она была худая, истощенная. Она очень рада за меня. У нас теперь замечательные отношения. Я понимаю, что всем этим обязан только Господу и служению реабилитационных центров миссии «Возвращение».

Другие материалы в этой категории: « Геннадий... Стрельчонок Евгений »

Оставить комментарий





Последние статьи